Приди ты, немощный!

Приди ты, радостный!
Звонят ко всенощной,
К молитве благостной.

И. С. Аксаков

С возрождением храма Рождества Богородицы села Анискино нам, духовно немощным после стольких лет забвения, Господь по великой своей милости даровал возможность снова вернуться под кров Матери-Церкви. Один из святых отцов Церкви сказал: «Кому Церковь не Мать, тому Бог – не Отец». Так вот мы и жили духовными сиротами без Церкви и Бога до восстановления Анискинского храма. В феврале 1990 года храм начал свое возрождение, но и первый водосвятный молебен 9 февраля, и первая Божественная литургия 16 февраля служились без участия большинства сегодняшних прихожан, в том числе и меня. Пришли в те холодные февральские дни в разрушенный храм несколько старушек со своею крепкою верою и настоятель отец Сергий, написавший такие строки:

В молитве, посте и заботах
Я время свое провожу
«Работай, работай, работай»,–
Себе непрестанно твержу.

Мне думается именно начало восстановления храма созвучно для батюшки с этими строками.

Крещеная в детстве, я причащалась по большим праздникам, пока жива была моя бабушка, которая водила меня в церковь, жила со знанием того, что в храм надо пойти на Рождество, Крещение, Пасху и Троицу. Первый раз в нашем храме я оказалась в день Святой Троицы в 1993 году. К началу службы опоздала, но пришла с твердым желанием причаститься Святых Христовых Тайн. Ничего толком не понимала, помнила из детства только одно – прежде чем причаститься я должна подойти к батюшке на исповедь. Народа было на службе много, но исповедь уже закончилась. Перед началом Божественной литургии батюшка что-то говорил певчим, а я (только теперь понимаю, что ленивая, себялюбивая) – прямо к отцу Сергию: «Батюшка, исповедуйте». Отец Сергий мне кротко сказал: «Надо вовремя приходить, исповедую после службы».

Надо сказать, что в храм я собиралась основательно: взяла с собой термос с чаем, бутербродов разных – дабы не умереть с голоду (сейчас это смешно и стыдно вспоминать). Когда я поняла, что сегодня не причащусь, – вышла из храма на улицу и основательно позавтракала. А тут вдруг моя подруга Марина кричит мне: «Иди быстрее, тебя батюшка ищет!» Марина пришла в храм почти что с самого восстановления, и отец Сергий ее хорошо знал.

Знаете, дорогие братья и сестры, пишу эти строки и плачу, вспоминая полный храм людей и нашего батюшку, который, продвигаясь среди народа, говорит: «Ну, где эта женщина?». И я, растерянная, подхожу к батюшке. Помню как сейчас: отец Сергий просит у меня, грешной, прощения, ведет на исповедь и обещает причастить! А мне, грешнице, какое уж причастие с «полным брюхом», которое я тогда возлюбила больше, чем Бога.

Внимание, чуткость, пастырская любовь отца Сергия к людям и, в частности, ко мне, грешной, перевернули в тот момент всю мою душу. С этого дня Святой Троицы началось мое воцерковление.

С помощью Божьей отец Сергий, не покладая рук, трудился и физически, и духовно. Храм восстанавливался из руин, а вместе с возрождением храма возрождались наши души. Помню, как батюшка исповедовал нас после всенощного бдения до позднего вечера. После каждой исповеди я, грешная, находила в себе все больше и больше грехов, открывались и заживлялись с помощью Божьей мои «душевные нарывы».

Отец Сергий молился за каждого прихожанина, и силу его молитвы я про чувствовала на себе, на своей семье. Как многие семьи советского времени, мы с мужем жили в невенчаном браке. Я ждала второго ребенка, и батюшка постоянно говорил: «Надо повенчаться». Муж про венчание и слышать не хотел. На всенощном бдении 14 февраля отец Сергий мне  говорит: «Ты попроси сегодня мужа повенчаться, только не ругай его, если не согласится, а я завтра тебя буду ждать».

Вечером разговор с мужем был неутешительным, а утром он рано встал и вдруг говорит: «Ну поехали в твою церковь». Я быстро собралась, приехали к церкви, настроение мужа поменялось, говорит мне, оставаясь в машине, что если я не вернусь через 10 минут, то он уедет. Я захожу в храм, праздник Сретения Господня, народу полно, думаю, как же мне пробраться к батюшке, учитывая свое положение   (5 месяцев беременности) и 10 минут времени, данные мужем, а батюшка поворачивается в мою сторону, смотрит на меня и говорит: «Ты пришла, я тебя жду». На следующий же день после службы мы с мужем повенчались. Для меня это было настоящее чудо Божие, и это чудо Господь совершил по молитвам отца Сергия. В июле этого же года в венчанном браке у нас родился сын Сергей. Потом в храме Рождества Богородицы было совершено Таинство Крещения Сережи, а чуть позже – Таинство Браковенчания старшего сына Алексия. Так духовно преображалась моя семья. Слава Богу за все.

Такие же чувства, как и я, пережили многие прихожане нашего храма. Сейчас в храме большой дружный приход, который постоянно пополняется новыми прихожанами. Здесь царит теплая, добрая обстановка, всегда рады видеть друг друга, чувствуешь заботу о себе, молитвенную помощь, поддержку – в противовес злобе и зависти, царящей в мире.

Находясь под сводами храма Божьего, ощущаешь душевное спокойствие, умиление, в сердце появляется чувство любви ко всему, что послано тебе Господом, наступает душевное равновесие – это, наверное, и есть счастье.

Мне хочется здесь привести слова Б. Паскаля: «Есть только три разряда людей. Одни обрели Бога и служат Ему, люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его, эти безумны и несчастливы. Третьи не обрели, но ищут Его, эти люди разумны, но еще не счастливы».

В заключение своего рассказа я от всей души поздравляю настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы села Анискино протоиерея Сергия Казакова с двадцатилетием возобновления богослужений и его служения Господу в этом храме, а также всех прихожан храма и желаю всем нам обрести счастье в Господе нашем Иисусе Христе.

Любовь Викторовна Лупандина,
прихожанка храма с 1993 г.,
казначей храма Рождества Богородицы
с. Анискино в 2003–2006 гг.

(14)

Комментарии закрыты.